Международные неправительственные организации

Международные неправительственные организации (МНПО; англ. Non-governmental organizations) — разновидность международных организаций, которые представляют собой нетерриториальные образования, отвечающие трем критериям: во-первых, им присущ международный характер состава и целей; во-вторых, частный характер учредительства; и, в-третьих, добровольный характер деятельности.[1] Также важной характеристикой является некоммерческий характер деятельности, что не позволяет относить в данную группу транснациональные корпорации (ТНК).

История

Первые МНПО начали появляться ещё в первой половине XIX века. Одними из первых организаций подобного рода стали Британское и Международное общество борьбы против рабства, которые были образованы в 1823 г. Всего на 1905 г. в мире насчитывалось 134 МНПО, на 1958 г. — около 1000, к 1972 г. — от 2190 до 2470, а к концу 1980-х гг. — более 4000. Основным катализатором для появления большого количества МНПО стало появление Организации Объединённых Наций и её разветвленной системы органов.[2]

Широкое и узкое понимание МНПО

Существует как широкое, так и узкое понимание того, какие организации следует относить к МНПО. При широком понимании к ним относят общественно-политические движения (например, «Наши»), транснациональные корпорации (ТНК: Microsoft, Apple) и организации, созданные и существующие под эгидой государств (ОПЕК). Так, Ш. Зоргбиб считает, что термин «МНПО» включает три вида организаций и институтов:

  • силы общественного мнения — они не столько «конкурируют» с государствами, сколько оказывают влияние на общественное мнение: политические (Социнтерн), религиозные (Экуменический совет церквей), гуманитарные (Красный Крест);
  • «частные транснациональные власти», или ТНК (Coca-Cola);
  • ассоциации государств-производителей (ОПЕК, Организация стран-экспортеров нефти)[3].

Однако данный подход не соответствует приведённому выше определению МНПО.

Что касается более точного, узкого понимания МНПО, то в данную группу, согласно Ф.Брайару и М. Р. Джалили относятся следующие типы организаций:

  • религиозные организации (Экуменический совет церквей);
  • организации ученых (Пагуошское движение);
  • спортивные организации (ФИФА);
  • профсоюзные организации (МФП);
  • правовые организации (Amnesty International) и другие[4].

Некоторые общие черты МНПО

Несмотря на огромное количество существующих МНПО и отсутствие единого мнения среди ученых относительно типологии организаций данного рода, для всех без исключения представителей данной категории акторов международных отношений характерны следующие особенности:

  1. В отличие от других акторов стремятся не ко власти в её классическом понимании, а к оказанию влияния на общественное мнение, как основному способу достижения своих целей;
  2. Учредителями являются не государства, а разного рода неправительственные организации;
  3. Принимаемые ими решения не имеют для государств юридической силы.[5]

МНПО как участники (акторы) международных отношений

В соответствии с определением, предложенным О. В. Сафроновой, актор — участник международных отношений, удовлетворяющий трем основным критериям:

  1. Способен оказывать реальное влияние на развитие международных отношений;
  2. Принимается во внимание другими акторами при выработке их внешнеполитического курса;
  3. Обладает определенной автономностью при принятии решений.[6]

Если применить данные критерии к МНПО, то становится совершенно ясно, что подобные образования являются акторами международных отношений. Например, захват российской стороной судна «Arctic sunrise», принадлежащего Greenpeace, серьёзно повлиял на двусторонние отношения РФ и Нидерландов (судно шло под голландским флагом). Футбольная федерация ФИФА при принятии решения относительно проведения следующего футбольного чемпионата руководствуется рейтингом страны в Amnesty International, внутриполитической ситуацией, а также наличием гарантий от правительства страны. Что касается автономности принятия решений, то, к примеру, Красный Крест абсолютно самостоятельно принимает решение о самом факте и масштабах участия в том или ином конфликте.

Также считается, что МНПО, особенно в настоящее время, могут составить серьёзную конкуренцию государству, как основному актору международных отношений. МНПО, в отличие от государства, влияют на систему международных отношений не за счет силовых или дипломатических методов, а за счет влияния на общественное мнение.

Правосубъектность МНПО

Согласно действующему международному праву, правосубъектность — юридическое свойство того или иного образования, придающее ему статус субъекта международного права. Субъектом международного права является образование, способное обладать правами и обязанностями, вытекающими из международного права, защищать их и вступать в международные отношения, регулируемые международным правом.[7]

В общем случае, международные неправительственные организации не обладают международной правосубъектностью, так как их членами не являются государства, а только государства могут наделять международные организации правосубъектностью. Единственным исключением в данном случае является Международная организация Красного Креста и Красного Полумесяца, которая признается вторичным субъектом международного права (то есть она была наделена этим качеством государствами).[8]

Существует две точки зрения относительно причин, почему именно Красный Крест обладает правосубъектностью. Согласно точке зрения Н.Морозовой, преподавателя Кафедры международного права Факультета международных отношений ННГУ им. Лобачевского, правосубъектность Красного Креста связана с тем, что в создании данной организации участвовали правительственные делегации. Заведующая Кафедрой международного права ФМО ННГУ О.Хохлышева, в свою очередь, считает правосубъектность данной организации результатом того факта, что все договоры, заключаемые между Красным Крестом и государствами, являются международными соглашениями. Также, в соответствии со ст. 58 и 71 Устава ООН, МНПО имеют возможность получить консультативный статус при Экономическом и Социальном Совете.[9]

См. также

Примечания

  1. П. А. Цыганков, Теория международных отношений / Цыганков П. А. — М: 2003. — c. 243
  2. J. Huntzinger Introduction aux relations internationals / Huntzinger J. — P., 1988. — p. 209
  3. Zorgbibe Ch. Les organisations internationals / Zorgbibe Ch. — R., 1991 — p. 91-118
  4. Braittard Ph., Djalili M.-R. Les relations internationals / Braittard Ph., Djalili M.-R. — P., 1988. — p. 47-50
  5. П. А. Цыганков, Теория международных отношений / Цыганков П. А. — М: 2003. — c. 244
  6. О. В. Сафронова Теория международных отношений / Сафронова О. В. — Н.Новгород, 1997. — с. 24
  7. А. Н. Вылегжанин Международное право / Вылегжанин А. Н. — М, 2010. — с. 122—123
  8. О. О. Хохлышева Международное публичное право / Хохлышева О. О. — Н.Новгород, 2005. — c. 64
  9. Устав ООН / United Nations // http://www.un.org/ru/documents/charter/

Литература

  1. П. А. Цыганков, Теория международных отношений / Цыганков П. А. — М: 2003. — 590 c.;
  2. А. Н. Вылегжанин Международное право / Вылегжанин А. Н. — М, 2010. — 1003 с.;
  3. О. В. Сафронова Теория международных отношений / Сафронова О. В. — Н.Новгород, 1997. — 124 с.;
  4. О. О. Хохлышева Международное публичное право / Хохлышева О. О. — Н.Новгород, 2005. — 526 c.;
  5. J. Huntzinger Introduction aux relations internationals / Huntzinger J. — P., 1988. — 358 p.;
  6. Zorgbibe Ch. Les organisations internationals / Zorgbibe Ch. — R., 1991—127 p.;
  7. Braittard Ph., Djalili M.-R. Les relations internationals / Braittard Ph., Djalili M.-R. — P., 1988. — 324 p.;
  8. Устав ООН / United Nations // http://www.un.org/ru/documents/charter/