Вознесенский археологический комплекс

Вознесенский археологический комплекс — средневековое наземное каменное сооружение, обнаруженное в ходе раскопок под руководством В. А. Гринченко в 1930 г. вблизи села Вознесенка (ныне в черте города Запорожье) в рамках Днепрогэсовской историко-археологической экспедиции[1]. Множество найденных предметов (в том числе драгоценных) получили название «вознесенского» («кичкасcкого») клада.

История обнаружения

 
Серебряный орёл найденный при раскопках
 
Прорись монограммы на груди орла

Раскопки проводились на промплощадке «А» восточнее села Вознесенка на месте строительства будущего металлургического комплекса. Место, где был найден в 1930 г. памятник, соответствует современной промышленной зоне на участке между комбинатом «Запорожсталь» и Запорожским заводом сварочных флюсов и стеклоизделий. В то время это место значительно возвышалось над окружающей местностью, однако при строительстве заводов вершину холма сравняли, его высота уменьшилась. Одним из членов Днепрогэсовской экспедиции был археолог Михаил Миллер. Непосредственно Вознесенский памятник он не раскапывал, однако опубликовал о нём работу в 1951 году[2][3].

На территории могильника был обнаружен замкнутый вал, который состоял из камней, наваленных без каких-либо признаков кладки, вперемешку с землей. Обнаруженное в результате раскопок каменное сооружение имело форму прямоугольника (длиной 62 м и шириной 51 м) с закругленной одной из меньших сторон.

В восточной части площадки был обнаружен огороженный каменный круг диаметром 6 м, а в двух ямах возле него были найдены около 1600 артефактов VII века. Рядом с предметами открыто одиннадцать захоронений более раннего происхождения[4].

Общий вес найденных золотых предметов составляет 1,2 кг. Среди них ножны (3 штуки), украшенных золотом, множество частей конской сбруи, серебряные фигуры орла и льва (которые рассматриваются как навершия византийских боевых знамен), четыре железных меча, инкрустированные золотом. Также найдены кости животных, в основном лошадиные.

В восточной части объекта обнаружена площадка меньших размеров — 3,5×2,5 м, почва которой на глубину до 35 см имеет следы огня. Вознесенский комплекс относят к позднейшим памятникам традиции, представленной Перещепинским кладом[5].

Датировка

  • B. А. Гринченко в посмертно опубликованной статье — первичной публикации комплекса, отредактированной и подготовленной к печати А. Т. Смиленко[6], относит комплекс к периоду «не ранее 668 года» на основе крайней возможной даты чеканки монет Константа II из Келегей, Малой Перещепины, Новых Санжар и Макуховки, в которых он обнаруживает самые близкие аналогии с материалами Вознесенки[7]. Затем на основе возможного запаздывания монет в этих комплексах автор конкретизировал дату — кон. VII — нач. VIII века[7]. Хрисимов полагает, что дата VIII век в названии работы Гринченко появилась после редакции А. Т. Смиленко, поскольку в записках В. А. Гринченко в названии значится «VII в.»[6][8]
  • С датировкой клада VIII в. согласен Б. А. Рыбаков не приводя отдельной аргументации[9]
  • Л. А. Мацулевич пишет: «… Предметы находки могут быть отнесены по общему характеру, по формам и по орнаментации ко второй половине VII в. или к рубежу VII—VIII вв.» Немного выше в тексте автор уточняет, что перекрестья «сабель» типичны для VII в., а дата других предметов находки не уточняется[10].
  • C. А. Плетнёва относит комплекс к салтово-маяцкой культуре, «примерно к VIII в.», исходя из обнаруженной в нём серолощеной керамики, амфор и конских костей[11]
  • А. Т. Смиленко датирует Вознесенку кон. VII—VIII в., опираясь на комплексы Малой Перещепины, Новых Санжар, Келегей и Макуховки и на обнаруженные в них монеты, чеканенные в период 582—668 гг. Определив общую дату памятников перещепинского типа, она пишет, что самой поздней датой их сооружения следует принять кон. VII—VIII в[12].
  • А. К. Амброз представил Вознесенку как ведущую находку в выделенной им VI группе степных памятников. Как указывает сам автор, эти памятники объединены только по хронологическому признаку и отнесены им к 1-й пол. VIII в.[13]
  • Ч. Балинт[hu] относит комплекс к 1-й пол. VII в., ссылаясь на небольшие колокольчики, которые, по его мнению, являются хронологическим индикатором VII в. в Карпатской низменности, а также основываясь на тесном родстве с раннеаварскими комплексами (не указывается, с какими конкретно). По его мнению, комплекс не имеет ничего общего с позднеаварскими и салтовскими находками[14].
  • Придерживаясь версии о захоронении князя Святослава, М. А. Миллер, Г. И. Шаповалов, А. В. Билецкий относят комплекс к X веку[15].

Предназначение комплекса

Изначально памятник связывали с погребальным обрядом славян[1], позже хазар[16][17] и болгар[18][19]. Существуют версии, что захоронение принадлежит болгарскому хану Аспаруху (VII в.)[20], славянскому князю Святославу Игоревичу (X в.)[21]. Предназначение комплекса не выяснено, так как гипотеза погребального памятника археологическими данными не подтверждена, отсутствуют человеческие кости и свидетельства трупосожжения.

Одна из гипотез рассматривает комплекс как укреплённый центр. Однако отсутствие свидетельств постоянного проживания и малые размеры обрамляющего вала, не могут подтвердить это предположение. Другая гипотеза относит комплекс к памятным знакам аналогичным тюркскими сооружениями Центральной Азии[4].

Из результатов раскопок В. А. Гринченко следует, что на месте комплекса располагался военный лагерь, прикрывавший переправу через Днепр. Большинство авторов приписывает Вознесенский клад тем или другим кочевникам (аварам, болгарам, хазарам, или иным тюркам)[22].

Находки археологического памятника хранятся в музеях Харькова, Днепра. Серебряный орёл в 1983 году был возвращён из Харькова в Запорожский областной краеведческий музей благодаря настойчивости директора музея Г. И. Шаповалова[23].

Версия о захоронении князя Святослава

Версия о том, что комплекс является местом захоронения князя Святослава Игоревича выдвинута в работе М. Миллера (1951)[3]. Её придерживаются Г. И. Шаповалов (2003), А. В. Билецкий (2012)[15][24].

Версия о захоронении хана Аспаруха

Версия о принадлежности вознесенского комплекса болгарскому хану Аспаруху, а также принадлежность перещепинской находки вождю уногундуров Кубрату, отцу Аспаруха, стала обсуждаться после выхода в 1980-х гг. монографии Й. Вернера[de][25]. Одним из аргументов является то, что многие предметы соотносятся с аналогичными, найденными в Перещепинском кладе, который в свою очередь, приписывается хану Кубрату — отцу Аспаруха[19].

Эта версия популярна среди болгар. В частности, её отстаивают публицист-археолог Георгий Костов (болг.)[26], журналист Пламен Петков (болг.) в фильме «Българите. Стара Велика България».

По утверждению Пламена Петкова серебряный орёл, держащий в лапах змею достался хану Аспаруху в качестве трофея при разгроме византийского войска Константина IV в 680 г.н. э. Выдвигается версия, что на груди орла выбит трилистник — знак рода Дуло, а находящаяся монограмма расшифровывается как «Исперих».

Памятник, памятная доска Аспаруху в Запорожье

 
Памятная доска Аспаруху открытая в декабре 2010

По инициативе Николая Габера рядом с запорожским телецентром в августе 2002 г. был установлен памятник Аспаруху. Открытие памятника сопровождалось митингом-реквиемом и возложением цветов. Однако памятник был установлен без соответствующего землеотвода и позже был демонтирован и увезён на территорию Запорожского краеведческого музея[27].

В 2010 г. на площади Профсоюзов, 2 по инициативе областного союза болгарской культуры и движения за сохранение исторической памяти болгар была открыта мемориальная доска хану Аспаруху[28].

Примечания

  1. 1 2 Грінченко, В. А. Пам'ятка VIII ст. коло с. Вознесенки на Запоріжжі (укр.) // Археологія. — 1950. — Т. III. — С. 37—63.
  2. «Вознесенський скарб»: дві долі, два погляди… / упоряд. О. В. Дровосєкова. — Запоріжжя: Стат і Ко, 2010. — 64 с.
  3. 1 2 Міллер М. Могила князя Святослава. — Вінніпег: Культура й Освіта, 1951.
  4. 1 2 Рашев, Рашо. Прабългарите през V-VII век. — Трето издание. — София : Орбел, 2005. — P. 127—128. — ISBN 954-496-073-2.
  5. Вознесенка / Гавритухин И. О. // Великий князь — Восходящий узел орбиты. — М. : Большая российская энциклопедия, 2006. — С. 576. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 5). — ISBN 5-85270-334-6.
  6. 1 2 Костов, 1998.
  7. 1 2 Грінченко, 1950.
  8. Хрисимов, 2009.
  9. Рыбаков, Б. А. Уличи (рус.) // Краткие сообщения института истории материальной культуры. — М. — Л., 1950. — Т. XXXV. — С. 11.
  10. Мацулевич Л. А. Войсковой знак V в. (рус.) // Византийский временник. — 1959. — Т. 16. — С. 184.
  11. Плетнёва С. А. От кочевий к городам: Салтово-маяцкая культура / Академия наук СССР Институт археологии. — М.: Наука, 1967. — С. 101—102.
  12. Сміленко А. Т. Слов'яни та їх сусіди у степовому Подніпров'ї (II—XIII ст.) : [укр.]. — К. : Наукова думка, 1975. — 116 с.
  13. Амброз, 1982.
  14. Bálint Cs.[hu]. Die Archäologie der Steppe: Steppenvölker zwischen Volga und Donau vom 6. bis zum 10. Jahrhundert. — Wien-Köln, 1989.
  15. 1 2 Білецький А. В. Вознесенське поховання: проблема інтерпретації (укр.) // Проблеми археології Подніпров’я: Науковий міжвузівський збірник з проблем археології та давньої історії. — Дніпропетровськ, 2012. — С. 40—49.
  16. Артамонов, М. И. Болгарские культуры Северного и Западного Причерноморья (рус.) // Доклады Географического общества СССР. Этнография : журнал. — 1970. — Т. 15. — С. 17—20.
  17. Айбабин, А. И. Погребение хазарского воина (рус.) // Советская археология. — 1985. — Т. 3. — С. 202.
  18. Корзухина Г. Ф. К истории Среднего Приднепровья в середины I тыс. н.э. (рус.) // Советская археология : журнал. — 1955. — Т. XXII. — С. 68—74, 78—79.
  19. 1 2 Димитров, Д. Прабългарите по Северното и Западното Черноморие. — Варна, 1987. — P. 110—112.
  20. Ваклинов Ст.[bg]. Прабългарската култура и нейното развитие // Формиране на старобългарската култура VI-XI век : [болг.]. — София, 1977. — P. 35—39.
  21. Шаповалов Г. І. ...Прийшов Святослав у пороги... (укр.) // Княжа доба: історія і культура. — 2014. — Т. 8. — С. 105—118.
  22. Щавелев С. П. Славянская дань Хазарии: новые материалы к интерпретации (рус.) // Вопросы истории : журнал. — 2003. — С. 141—146.
  23. Кириленко В. Охотники, серебряный орел и килограмм золота // Остров свободы, 27 октября 2005
  24. Шаповалов Г. І. Дo питання про місце загибелі та поховання князя Святослава Ігоровича (укр.) // Культурологічний вісник. — 2003. — Т. 10. — С. 3—7.
  25. Werner J.[de]. Der Grabfund von Malaja Perescepina und Kuvrat, Kagan der Bulgaren. — Munchen, 1984.
  26. Костов Г.[bg]. Погребението на хан Аспарух в светлината на археологическите данни. — София: Легиста, 1998. — ISBN 9549029611.
  27. Ангелов И. Памятнику хану Аспаруху в г. Запорожье быть! (5 марта 2011). Архивировано 19 апреля 2013 года.
  28. Мемориальная доска хана Аспаруха. ТРК «Алекс» (14 декабря 2010). Архивировано 9 марта 2012 года.

Литература

Ссылки