Без наркоза

«Без наркоза» («Без анестезии», польск. Bez znieczulenia) — фильм-притча польского кинорежиссёра Анджея Вайды снятый в 1978 году.

Без наркоза
Bez znieczulenia
Постер фильма
Жанр драма
Режиссёр Анджей Вайда
Автор
сценария
Агнешка Холланд
В главных
ролях
Збигнев Запасевич
Эва Далковская
Анджей Северин
Кристина Янда
Оператор
Композитор
Длительность 130 мин.
Страна  Польша
Язык польский
Год 1978
IMDb ID 0078857

Агнешка Холланд и Анджей Вайда анализируют в фильме социалистическое общество через намеренно будничный сюжет о польском журналисте-международнике, испытывающем проблемы на личном и профессиональном фронте. Главный герой выглядит типичным диссидентом, отстаивающим идеалы юности, которым противоречит реальность беспринципных, циничных функционеров от политики и журналистики.

Притча Анджея Вайды о состоянии духовной жизни в Польше не была до конца понята зрителем ни в момент появления, ни в более позднее время перемен в обществе. В этом фильме Анджей Вайда в некотором отношении дублирует художественную манеру своего младшего коллеги Кшиштофа Занусси (ср., например, «Защитные цвета», 1976). В дальнейшей Вайда снимет ещё несколько фильмов на актуальные социальные темы («Человек из мрамора», 1976, «Человек из железа», 1981).

Фильм получил приз экуменического жюри на Каннском кинофестивале 1979 года.

Сюжет

В фильме показана драма талантливого польского журналиста-международника Ежи Михаловского, которого оставила жена Эва. Она ушла к другому журналисту (Яцеку Ростишевскому), вполне лояльному к социалистической системе. Личная трагедия совпадает с проблемами на работе: главный герой стал неугоден партийному начальству, которое устраивает ему негласную травлю.

Осознание бессмысленности существования не исчезает даже после появления любовницы в лице влюблённой в него ученицы. Её молчаливый, почти невидимый образ сопровождает Михаловского, как ангел-хранитель. В финале фильма главный герой буквально сжигает себя, кончает с собой, вызвав взрыв неисправной газовой колонки у себя на кухне. Бессильный перед системой подавления личности и неприкрытого двуличия, герой уже не находит места в обществе социалистического застоя.

Мы не видим страшной сцены смерти Ежи Михаловского. Но в завершающих кадрах кинофильма режиссёр рукой его жены чуть поднимает простыню, которой прикрыто лицо героя, лежащего на носилках. И кажется — дьявольская, упрямая улыбка на его обезображенном лице.

В ролях

Ссылки