Аланы

Ала́ны (др.-греч. Ἀλανοί, лат. Alani, Halani, арм. Ալանք[1]) — ираноязычные кочевые племена скифо-сарматского происхождения, в письменных источниках упоминаются с I века н. э. — времени их появления в Приазовье и Предкавказье[2][3][4].

Аланы
Численность и ареал
Приазовье, Предкавказье
Язык аланский
Входит в иранские народы
Родственные народы скифы, сарматы
Аланы в низовьях Дона (карта, отображающая современные представления о расселении народов в III—IV веках)

Часть аланов с конца IV века приняла участие в Великом переселении народов, в то время как другие осели на территориях, прилегающих к предгорьям Кавказа. Племенной союз аланов стал основой Алании, раннефеодального государства в центральном Предкавказье, просуществовавшего до похода монголов.

Монголы, разгромившие Аланию и захватившие к концу 1230-х годов плодородные равнинные районы Предкавказья, вынудили уцелевших аланов укрыться в горах Центрального Кавказа и в Закавказье. Там одна из групп аланов, при участии местных племён, дала начало современным осетинам[5][6][7][2][8][4]. Определённую роль аланы сыграли в этногенезе и складывании культуры и других народов Северного Кавказа[4][6].

Содержание

Этноним

Этноним «аланы» впервые встречается в 25 году н. э. в китайских источниках как название сарматского племени, сменившего аорсов (Яньцай): «владение Яньцай переименовалось Аланьляо; состоит в зависимости от Кангюя… Обыкновения и одеяние народа сходны с кангюйскими»[9].

К более позднему времени относится ещё одно интересное свидетельство китайских анналов: «Правление в городе Аланьми. Эта страна прежде принадлежала кангюйскому удельному владетелю. Больших городов считается сорок, малых окопов до тысячи. Мужественные и крепкие берутся в чжегэ, что в переводе на язык Срединного государства значит: строевой ратник»[10].

Позднее, в I веке н. э., свидетельства об аланах встречаются у римских авторов. Наиболее раннее их упоминание мы встречаем у Луция Аннея Сенеки, в пьесе «Фиест», написанной в середине I века н. э.[11]

Название «аланы» использовалось римлянами, и, за ними, византийцами, вплоть до XVI века (последние упоминания об Аланской епархии в византийских хрониках)[12].

Арабы также называли аланов именем Al-lan, образованным от византийского «аланы». Ибн Руста (около 290 г. х./903 год) сообщал, что аланы делятся на четыре племени. Известно, что самое западное из них называлось «асы». В XIII веке западные учёные (Гийом де Рубрук) свидетельствовали, что «Аланы и Асы» — один и тот же народ.

Этимология

В настоящее время в науке признана версия, обоснованная В. И. Абаевым[13][14] — термин «алан» является производным от общего наименования древних ариев и иранцев «arya»[15][16][17][18]. По Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванову[17], первоначальное значение этого слова «хозяин», «гость», «товарищ» развивается в отдельных исторических традициях в «товарищ по племени», далее в самоназвание племени (arya) и страны.

О происхождении слова «аланы» были высказаны различные мнения. Так, Г. Ф. Миллер считал, что «имя аланов родилось у греков, и оно происходит от греческого глагола, значащего странствовать или бродить»[19]. К. В. Мюлленгоф имя аланов производил от названия горного хребта на Алтае[20], Г. В. Вернадский — от древнеиранского «елен» — олень[21], Л. А. Мацулевич считал, что вопрос о термине «алан» вообще не решен[22].

Названия аланов

В русских летописях аланы назвались словом «ясы». В Никоновской летописи под 1029 годом сообщается о победном походе на ясов князя Ярослава.

В армянских летописях аланы чаще называются собственным же названием. В армянском средневековом географическом атласе Ашхарацуйц описываются несколько аланских племен, «двалы» современные туальцы, включая «народ аланов аш-тигор» или просто «народ дигор», в котором усматривается самоназвание современных дигорцев. Описываемые им же аланы из восточной области Алании — «аланы в стране Ардоз» — предки иронцев. В древности армяне употребляли название — алан, и множественная форма аланк (как народ и страна), но в наше время принято говорить ос (ед.ч.), осер (мн.ч.), Осиа (Осетия).

В китайских хрониках аланы известны под именем народа алань[23]. В средневековой Молдавии аланы назывлись оланами[24].

В грузинских источниках аланы упоминаются как овси или оси. Данный экзонноим по настоящее время употребляется грузинами в отношении современных осетин.

Современная форма

Закономерным развитием древнеиранского *ārуаnа в осетинском, по мнению В. И. Абаева, является allon (из *āryana) и ællon (из *ăryana)[25] Этноним в форме æллон сохранился в фольклоре осетин, но не используется как самоназвание[26].

Спрятала она молодых нартов в потайной комнате. А тут как раз вернулся уаиг и сразу спросил у жены:
— Чую я, пахнет аллон-биллоном.
— О муж мой! — ответила ему жена. — Наше селение посетили двое юношей, один играл на свирели, а другой выплясывал на кончиках пальцев. Люди диву давались, такого чуда никогда мы не видели. Вот их запах и остался в этой комнате[27].

История

Первые упоминания об аланах встречаются в трудах античных авторов с середины I века н. э. Появление аланов в Восточной Европе — в низовьях Дуная, Северном Причерноморье, Предкавказье — считают следствием их усиления внутри северокаспийского объединения сарматских племён, возглавлявшихся аорсами[28].

В I—III вв. н. э. аланы занимали главенствующее положение среди сарматов Приазовья и Предкавказья[3][28], откуда совершали набеги на Крым, Закавказье, Малую Азию, Мидию[6].

«Почти все аланы, — пишет римский историк IV века Аммиан, Марцеллин, — высоки ростом и красивы… Они страшны сдержанно-грозным взглядом своих глаз, очень подвижны вследствие легкости вооружения… У них считается счастливым тот, кто испускает дух в сражении»[29].

В IV веке аланы этнически были уже неоднородны. Крупные племенные объединения аланов в IV веке были разгромлены гуннами, в VI веке — аварами. Часть аланов участвовала в Великом переселении народов и оказалась в Западной Европе (в Галлии) и даже в Северной Африке, где вместе с вандалами образовала государство, просуществовавшее до середины VI века. Все эти события сопровождались повсюду частичной этнокультурной ассимиляцией аланов. Культуру аланов IV—V вв. представляют городища и могильники предгорной зоны Северного и Западного Кавказа и богатейшие Керченские склепы Крыма. С VII по X вв. значительная часть средневековой Алании, простирающейся от Дагестана до Прикубанья, входила в состав Хазарского каганата. В течение длительного времени северокавказские аланы вели упорную борьбу с Арабским халифатом, Византией и Хазарским каганатом. Представление о богатой аланской культуре VIII—XI вв. дают знаменитые катакомбные могильники и городища на Северском Донце (Салтово-Маяцкая культура) и особенно городища и могильники на Северном Кавказе (городища: Архызское, Верх. и Ниж. Джулат и др., могильники: Архон, Балта, Чми, Рутха, Галиат, Змейский, Гижгид, Былым и др.). Они свидетельствуют о широких международных связях аланов с народами Закавказья, Византией, Киевской Русью и даже Сирией.[30]

Материалы Змейского могильника свидетельствуют о высоком уровне развития культуры северо-кавказских аланов в XI—XII вв. и о наличии торговых связей местного населения с Ираном, Закавказьем, Русью и странами арабского Востока, а также генетических связей между сарматами и аланами, аланами и современными осетинами. Находки предметов вооружения подтверждают сведения письменных источников о том, что главной силой аланского войска была конница. Упадок поздней аланской культуры был вызван татаро-монгольским нашествием XIII века[31]. В результате кампании 1238—1239 гг. значительная часть равнинной Алании оказалась захваченной татаро-монголами, сама Алания как политическое образование перестала существовать. Ещё одним фактором, способствовавшим падению государства аланов, стала активизация лавинной деятельности в XIII—XIV вв. Г. К. Тушинский, основатель отечественного лавиноведения как науки, полагал, что в результате участившихся суровых и многоснежных зим на Кавказе лавинами были уничтожены многие высокогорные селения аланов и дороги. С тех пор селения располагаются намного ниже по склонам[32].

В XIV веке аланы в составе войска Тохтамыша участвуют в битвах с Тамерланом. Генеральное сражение началось 15 апреля 1395 г. Армия Тохтамыша потерпела полное поражение. Это было одно из крупнейших сражений того времени, решившее судьбу не только Тохтамыша, но и Золотой Орды, во всяком случае её великодержавного положения.

Если к концу XIV в. на предкавказской равнине ещё сохранились реликтовые группы аланского населения, то нашествием Тамерлана им был нанесен последний удар. Отныне вся предгорная равнина до долины р. Аргун переходит в руки кабардинских феодалов, в течение XV в. продвинувшихся далеко на восток и освоивших почти опустевшие плодородные земли.

Некогда обширная Алания обезлюдела. Картину гибели Алании обрисовал польский автор начала XVI в. Матвей Меховский, пользовавшийся более ранними сведениями Якопо да Бергамо:

Аланы — это народ, живший в Алании, области Сарматии Европейской, у реки Танаиса (Дон) и по соседству с ней. Страна их равнина без гор, с небольшими возвышенностями и холмами. В ней нет поселенцев и жителей, так как они были выгнаны и рассеяны по чужим областям при нашествии врагов, а там погибли или были истреблены. Поля Алании лежат широким простором. Это пустыня, в которой нет владельцев — ни аланов, ни пришлых.

Меховский говорит об Алании в нижнем течении Дона — той Алании, которая сформировалась в Подонье ещё в первых веках н. э. с центром на Кобяковом городище.

Если в предгорье остатки аланов прекратили своё существование, то в горных ущельях они, несмотря на резню, устояли и продолжили этническую традицию осетинского народа. Именно Горная Осетия после нашествий 1239 и 1395 гг. стала исторической колыбелью осетин, где окончательно в течение XIV—XV вв. сформировались и этнос, и традиционная народная культура. В это же время, вероятно, оформилось деление осетинского народа на ущельные общества: Тагаурское, Куртатинское, Алагирское, Туалгом, Дигорское.

Данные ДНК-археологии

Анализ антропологического материала катакомбного обряда погребения лесостепной зоны бассейна Среднего Дона II—IX веков, установил наличие Y-хромсомных гаплогрупп: G2a (P15+), R1a1a1b2a (Z94+, Z95+, Z2124), J1 (M267+) и J2a (M410+). Женскую линию характеризуют митохондриальные гаплогруппы: I4a, D4m2, H1c21, K1a3, W1c и X2i. В свою очередь, исследование аутосомных маркёров показало, что, несмотря на наличие примесей разных направлений, в целом можно говорить о том, что в данных результатах обнаружены типичные европейские генотипы («Аланская» археологическая культура: мужчина A80305 из могильника IV века ЛевП-к1-п1 имеет YДНК R1a1a1b2a2 , mtДНК W1c; мужчина A80307 из могильника V—VI века КлЯр-к381 имеет YДНК G2a, mtДНК X2i.[33]).

У представителей салтово-маяцкой культуры из катакомбных некрополей Дмитриевский и Верхнесалтовский-IV была обнаружена Y-хромосомная гаплогруппа G2 и митохондриальная гаплогруппа I, субклад — неизвестен. С точки зрения авторов данного исследования катакомбный характер погребения, ряд краниологических показателей и иные данные, совпадающие с раннее исследованными образцами на Кавказе позволяют идентифицировать захороненных, как алан. Так, например, по антропологическим показателям индивиды из ямных погребений были определены как носители примеси восточного одонтологического типа, в то время как исследованные по гаплогруппе образцы имели европеоидное происхождение[34][35]. Венгерскими учёными при изучении образцов из Верхесалтовского могильника выявлены митохондриальные гаплогруппы U*, U2, U5, H, K, D[36].

В своей недавней работе опубликованной в журнале Nature [37] международный коллектив ученых под руководством Питера де Барроса Дамгаарда (Peter de Barros Damgaard) представили среди прочих других данных первые подробные данные по древней ДНК исторических алан, при том из материала собранного на территории Республики Северная-Осетия Алания[38]. Ученые смогли выделить ДНК и получить данные по Y-хромосомной гаплогруппе из двух погребений с территории РСО-Алания: sample ID DA161 - Alan, 6-9 век нашей эры, Архонский могильник, гаплогруппа Q1a3a-L330, sample ID DA162 - Alan, 6-9 век нашей эры, Бесланский могильник, гаплогруппа Q1a2а-YP4000. В материалах публикации есть данные еще по одному алану из Понто-Каспийской степи sample ID DA243 - Alan, 4 век нашей эры, Левоподкумский могильник, гаплогруппа R1a-S23592. Гаплогруппа первого алана Q1a3a-L330 по данным сайта y.full [39] отмечена среди современных народов у русских, монголов и венгров. Гаплогруппа второго алана Q1a2а-YP4000 по данным сайта y.full [40] отмечена преимущественно у чеченцев. Гаплогруппа третьего алана R1a-S23592 по данным сайта y.full [41] отмечена у многих народов: немцы, русские, американцы, казахи, португальцы.

Культура

Свадебная обрядность

Иоганн Шильтбергер подробно описывает свадебные обычаи кавказских алан, которых называет ясами. Он сообщает, что

«у ясов есть обычай, по которому перед выдачей девицы замуж родители жениха условливаются с матерью невесты о том, что последняя должна быть чистая дева, чтобы в противном случае брак считался несостоявшимся. Итак, в назначенный для свадьбы день невесту приводят с песнями к постели и кладут её на неё. Затем приближается жених с молодыми людьми, держа в руках обнажённый меч, которым он ударяет по постели. Затем он вместе с товарищами садится перед постелью и пирует, поет и пляшет. По окончании пира они раздевают жениха до рубахи и удаляются, оставляя новобрачных в комнате наедине, а за дверями появляется брат или кто-нибудь из ближайших родственников жениха, чтобы сторожить с обнаженным мечом. Если окажется, что невеста уже не была девицей, то жених извещает об этом свою мать, которая приближается к постели с несколькими подругами для осмотра простыни. Если на простыни они не встречают искомых ими знаков, то печалятся. А когда утром являются родственники невесты для праздника, мать жениха уже держит в руке сосуд, полный вина, но с отверстием на дне, который она заткнула пальцем. Она подносит сосуд матери невесты и убирает палец, когда последняя захочет выпить и вино выливается. „Такой точно была твоя дочь!“ — говорит она. Для родителей невесты это большой срам и они должны взять свою дочь обратно, так как условливались выдать чистую деву, но дочь их таковой не оказалась. Тогда священники и другие почётные лица заступаются и убеждают родителей жениха спросить своего сына — хочет ли он, чтобы она осталась его женой. Если он соглашается, то уже священники и другие лица приводят её к нему снова. В противном случае их разводят, и он возвращает жене приданое, подобно тому, как и она должна возвратить платья и другие подаренные ей вещи, после чего стороны могут вступить в новый брак»[42].

Язык

Аланы говорили на поздней исторической разновидности скифо-сарматского языка.

В свою очередь, осетинский язык является прямым потомком аланского[43]. Некоторые топонимы этимологизируются как восточно-иранские на основе современной осетинской лексики (Дон, Днестр, Днепр, Дунай), на осетинском материале расшифровываются немногочисленные сохранившиеся письменные фрагменты на аланском. Наиболее известный — Зеленчукская надпись[44]. Другое известное свидетельство аланского языка — аланские фразы в «Теогонии» византийского автора Иоанна Цеца (XII век).

С другой стороны осетинский язык также сильно воспринял элементы кавказских языков. Об этом писал доктор филологических наук осетинский профессор В. И. Абаев: «среди всех не-индо-европейских элементов, которые мы находили в осетинском языке, кавказский элемент занимает особое место, не столько по количеству… сколько по интимности и глубине вскрывающихся связей», поэтому в осетинском языке кавказский элемент — «самостоятельный структурный фактор, как своего рода вторая его природа», потому что «общие элементы осетинского с окружающими кавказскими языками ни в коем случае не покрываются термином „заимствование“. Они затрагивают самые глубинные и интимные стороны языка и свидетельствуют о том, что осетинский во многих существенных отношениях продолжает традицию местных кавказских языков, совершенно так же, как в других отношениях он продолжает традицию иранскую… Причудливое сочетание и переплетение этих двух языковых традиций и создало то своеобразное целое, которое мы зовём осетинским языком»[45].

Религия

Христианство и аланы

Ещё в V в. н. э. аланы не воспринимались как народ христианский, что усматривается из высказывания Марсельского пресвитера Сальвиана:

«Но подлежат ли тому же суду их пороки, как наши? Преступно ли распутство гуннов в той же степени, что и наше? Неужели коварство франков столь же предосудительно, как наше? Разве пьянство аламанна достойно такого же порицания, как пьянство христианина, или заслуживает такого же осуждения хищность алана, что и хищность христианина?».[46]

«На вандалов пошли войною аламанны и, так как обе стороны согласились решить дело посредством единоборства, они выставили двух воинов. Однако выставленный вандалами был побеждён аламанном. И поскольку Трасамунд и его вандалы были побеждены, то они, оставив Галлию, вместе со свевами и аланами, как было уговорено, напали на Испанию, где истребили много христиан за их католическую веру».[47]

Первые признаки христианства среди прикавказских алан относятся к VII—VIII векам. Первое письменное подтверждение связано с именем преподобного Максима Исповедника, который при императоре Константе II был сослан в «страну лазов». Один из спутников преподобного Максима сообщает о приходе к власти в 662 году «богобоязненного и христолюбивого» властителя Алан Григория, сместившего правителя язычника. К этому же времени относится упоминание о монастыре Иоанна Крестителя на территории Алании.[48].

Целенаправленная просветительская деятельность среди алан началась в начале X века, при патриархе Николае Мистике. Официальное принятие христианства аланами относится к периоду 912—916 годам. В это же время возникает Аланская архиепископия, которая уже в конце X века в нотициях упоминается уже как митрополия. Однако христианство алан носило синкретический, смешанный с язычеством характер.

Впечатления францисканцев после путешествия по Комании в XIII в. н. э.:

«братья, которые шли через Команию, имели справа от себя землю саксинов, которых мы считаем готами, и которые являются христианами; далее, аланов, которые христиане; затем газаров, которые христиане; в этой стране находится Орнам, богатый город, который татары захватили, затопив его водой; затем циркассов, которые христиане; далее, георгианов, которые христиане». Benedictus Polonus (изд. Wyngaert 1929: 137—38)

Гильом де Рубрук — середина XIII в.:

«спросил у нас, хотим ли мы пить кумыс (cosmos), то есть кобылье молоко. Ибо находящиеся среди них христиане — русские, греки и аланы, которые хотят крепко хранить свой закон, не пьют его и даже не считают себя христианами, когда выпьют, и их священники примиряют их тогда [со Христом], как если бы они от неё отказались, от христианской веры».[49]

«Накануне Пятидесятницы [7 июня 1253 г.] пришли к нам некие аланы, которые именуются там аас, христиане по греческому обряду, имеющие греческие письмена и греческих священников. Однако они не схизматики, подобно грекам, но чтут всякого христианина без различия лиц».[50]

Наследие аланов

Кавказские аланы

Аланское происхождение осетинского языка было доказано ещё в XIX веке Вс. Ф. Миллером и подтверждено многочисленными более поздними работами.

Язык, на котором написаны известные письменные свидетельства аланского языка (Зеленчукская надпись, аланские фразы в «Теогонии» Иоанна Цеца[51]) представляет собой архаичный вариант осетинского языка.

Существуют и косвенные подтверждения алано-осетинской языковой преемственности.

В Венгрии в районе города Ясберень проживает народ ясов, родственных осетинам[52]. К середине XIX века ясы полностью перешли на венгерский язык, поэтому устный ясский язык не сохранился до наших дней. Сохранившийся список ясских слов[53][54] позволяет заключить, что лексика ясского языка практически полностью совпадала с осетинской. Так в англоязычной научной литературе ясский язык принято называть ясским диалектом осетинского.

Культурное и этнографическое влияние аланов на Западе

Аланы жили на территории нынешних Испании, Португалии, Швейцарии, Венгрии, Румынии и других стран. Через сармато-аланское влияние в культуру многих народов вошло наследие скифской цивилизации.

Ни большое культурное и политическое влияние, ни участие в важнейших событиях Великого переселения народов не спасли западноевропейских аланов от быстрого исчезновения. Их незаурядные военные достижения были поставлены на службу чужим императорам и королям. Раздробив свои силы и не сумев построить долговечного государства, большая часть аланов на Западе потеряла родной язык и вошла в состав других народов.

Аланы и восточные славяне

В. И. Абаев считал, что, например[55], изменение взрывного g, свойственного праславянскому языку, в задненёбный фрикативный g (h), что фиксируется в ряде славянских языков, обусловлено скифо-сарматским воздействием. Поскольку фонетика, как правило, не заимствуется у соседей, исследователь утверждал, что в формировании юго-восточного славянства (в частности, будущих украинских и южнорусских говоров) должен был участвовать скифо-сарматский субстрат[56]. Сопоставление ареала фрикативного g в славянских языках с регионами, заселёнными антами и их прямыми потомками, определённо говорит в пользу этого положения. В. Абаев также допускал, что результатом скифо-сарматского воздействия были появление в восточнославянском языке генитива-аккузатива и близость восточнославянского с осетинским языком в перфектирующей функции превербов[57].

Споры об аланском наследии

Аланское наследие является предметом споров и многочисленных публикаций в жанре фолк-хистори (не признаваемых академическим научным сообществом). Эти споры настолько определяют современный контекст северо-кавказского региона, что получили внимание исследователей уже сами по себе[58].

См. также

Примечания

  1. Ашхарацуйц (текст)
  2. 1 2 Alans — статья из Encyclopædia Iranica. V. I. Abaev, H. W. Bailey
  3. 1 2 Аланы // БРЭ. Т.1. М.,2005.
  4. 1 2 3 Перевалов С. М. Аланы // Российская историческая энциклопедия. Под ред. акад. А. О. Чубарьяна. Т. 1: Аалто — Аристократия. М.: ОЛМА МЕДИА ГРУПП, 2011. С. 220—221. Архивная копия от 20 февраля 2016 на Wayback Machine
  5. Герасимова М. М. 1994. Палеоантропология Северной Осетии в связи с проблемой происхождения осетин. Этнографическое обозрение (3), 51—62.
  6. 1 2 3 Аланы — статья из Большой советской энциклопедии
  7. Осетины // Большая советская энциклопедия : [в 66 т.] / гл. ред. О. Ю. Шмидт. — 1-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1926—1947.
  8. Agustí Alemany, Sources on the Alans: A Critical Compilation. Brill Academic Publishers, 2000. ISBN 90-04-11442-4
  9. Бичурин 1950, с. 229.
  10. Бичурин 1950, с. 311.
  11. Senecae, Thyestes, 627—631.
  12. История — Сайт Аланской Епархии
  13. Абаев В. И. Осетинский язык и фольклор. М.Л., 1949. С. 156.
  14. Абаев В. И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. Т. 1. М.—Л., 1958. С. 47-48.
  15. Zgusta L. Die Personennamen griechischer Stadte der nordlichen Schwarzmeerkuste. Praha, 1955.
  16. Грантовский Э. А., Раевский Д. С. Об ираноязычном и «индоарийском» населении Северного Причерноморья в античную эпоху // Этногенез народов Балкан и Северного Причерноморья. Лингвистика, история, археология. М.: Наука, 1984.
  17. 1 2 Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Т. II. Тбилиси, 1984. С. 755.
  18. Оранский И. М. Введение в иранскую филологию. — Москва: Наука, 1988. — С. 154, 167. — 388 с.
  19. Миллер Г. Ф. О народах, издревле в России обитавших. ЦГАДА. Ф. 199. № 47. Д. 3.
  20. Mullenhoff К. Deutsche AJtertumskunde. T. III. Berlin, 1892.
  21. Vernadsky G. Sur l’Origine des Alains. Byzantion. T. XVI. I. Boston, 1944.
  22. Мацулевич Л. А. Аланская проблема и этногенез Средней Азии // Советская этнография. 1947. № VI—VII.
  23. Вэй Чжэн. Хроника государства Суй. Пекин, Бона, 1958, Гл. 84, С 18б, 3.
  24. (Рум.) Сержиу Бакалов, Аланы (оланы) или ясы средневековой Молдавии / Sergiu Bacalov, Medieval Alans in Moldova / Consideraţii privind olanii (alanii) sau iaşii din Moldova medievală. Cu accent asupra acelor din regiunea Nistrului de Jos https://bacalovsergiu.files.wordpress.com/2016/05/download-sergiu-bacalov-considerac5a3ii-privind-olanii-alanii-sau-iac59fii-din-moldova-medievalc483.pdf
  25. Камболов Т. Т. Очерк истории осетинского языка: Учебное пособие для вузов. — Владикавказ: Ир, 2006.
  26. Толковый словарь осетинского языка: в 4 т. / Под общ. ред. Н. Я. Габараева; Владикавказский науч. центр РАН и РСО-А; Юго-Осетинский науч.-исслед. ин-т им. З. Н. Ванеева. — М.: Наука, 2007. — ISBN 978-5-02-036243-7
  27. Сказания О Нартах
  28. 1 2 История Дона и Северного Кавказа с древнейших времён до 1917 года. Web-учебник. Исторический факультет РГУ
  29. Очерки истории Подонья-Приазовья. Книга I (Лунин Б. В.)
  30. Советская историческая энциклопедия / Под ред. Е. М. Жукова. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982.
  31. Куссаева С. С. Некоторые итоги археологических раскопок катакомбного могильника в ст. Змейской
  32. Постоянство тревоги // Журнал «Вокруг света». 1987. № 9 (2564).
  33. Афанасьев Г. Е., Ван Л., Вень Ш., Вэй Л., Добровольская М. В., Коробов Д. С., Решетова И. К., Ли Х., Тун С. Хазарские конфедераты в бассейне Дона // Тезисы докладов на Всероссийской научной конференции «Естественнонаучные методы исследования и парадигма современной археологии». М.: ИА РАН. 2015, С.9.
  34. Афанасьев Г. Е., Добровольская М. В., Коробов Д. С., Решетова И. К. О культурной, антропологической и генетической специфике донских алан // Е. И. Крупнов и развитие археологии Северного Кавказа. М. 2014. С. 312—315.
  35. Афанасьев Г. Е., Добровольская М. В., Коробов Д. С., Решетова И. К. «О культурной, антропологической и генетической специфике донских алан» // Е. И. Крупнов и развитие археологии Северного Кавказа. М. 2014.
  36. Чёз А., Ланго П., Менде Б. Г. Археогенетическое исследование материалов салтовской и древневенгерской культур (предварительное сообщение) // Старожитностi Лівобережного Подніпров’я. Киïв — Полтава, 2012. — С. 94-101.
  37. Peter de Barros Damgaard, Nina Marchi, Simon Rasmussen, Michaël Peyrot, Gabriel Renaud, Thorfinn Korneliussen, J. Víctor Moreno-Mayar, Mikkel Winther Pedersen, Amy Goldberg, Emma Usmanova, Nurbol Baimukhanov, Valeriy Loman, Lotte Hedeager, Anders Gorm Pedersen, Kasper Nielsen, Gennady Afanasiev, Kunbolot Akmatov, Almaz Aldashev, Ashyk Alpaslan, Gabit Baimbetov, Vladimir I. Bazaliiskii, Arman Beisenov, Bazartseren Boldbaatar, Bazartseren Boldgiv, Choduraa Dorzhu, Sturla Ellingvag, Diimaajav Erdenebaatar, Rana Dajani, Evgeniy Dmitriev, Valeriy Evdokimov, Karin M. Frei, Andrey Gromov, Alexander Goryachev, Hakon Hakonarson, Tatyana Hegay, Zaruhi Khachatryan, Ruslan Khaskhanov, Egor Kitov, Alina Kolbina, Tabaldiev Kubatbek, Alexey Kukushkin, Igor Kukushkin, Nina Lau, Ashot Margaryan, Inga Merkyte, Ilya V. Mertz, Viktor K. Mertz, Enkhbayar Mijiddorj, Vyacheslav Moiyesev, Gulmira Mukhtarova, Bekmukhanbet Nurmukhanbetov, Z. Orozbekova, Irina Panyushkina, Karol Pieta, Václav Smrčka, Irina Shevnina, Andrey Logvin, Karl-Göran Sjögren, Tereza Štolcová, Angela M. Taravella, Kadicha Tashbaeva, Alexander Tkachev, Turaly Tulegenov, Dmitriy Voyakin, Levon Yepiskoposyan, Sainbileg Undrakhbold, Victor Varfolomeev, Andrzej Weber, Melissa A. Wilson Sayres, Nikolay Kradin, Morten E. Allentoft, Ludovic Orlando, Rasmus Nielsen, Martin Sikora, Evelyne Heyer, Kristian Kristiansen & Eske Willerslev. 137 ancient human genomes from across the Eurasian steppes (english) // Nature. — 2018. — 9 may (т. 557). — С. 369-374.
  38. Ancient Eurasian Steppe selected Y and mtDNA haplogroups and Gedmatch IDs. docs.google.com. Дата обращения 15 апреля 2019.
  39. Q-L330 YTree. yfull.com. Дата обращения 15 апреля 2019.
  40. Q-YP4000 YTree. yfull.com. Дата обращения 15 апреля 2019.
  41. R-S23592 YTree. yfull.com. Дата обращения 15 апреля 2019.
  42. Шильтбергер Иоганн. Путешествие по Европе, Азии и Африке. Баку: Элм, 1984. С. 766-67.
  43. Осетинский язык // Большой энциклопедический словарь «Языкознание». М.: Большая Российская энциклопедия, 1998.
  44. Камболов Т. Т. Зеленчукская надпись Архивная копия от 7 ноября 2007 на Wayback Machine
  45. Абаев В. И. Осетинский язык и фольклор. М.-Л., 1949. С. 76, 111, 115.
  46. Salv. Gub. 4, 68 (изд. Halm MGH A A 1.1, р. 49
  47. Fredegarius. 2, 60 (изд. Krusch MGH SRM II, p. 84)
  48. В. А. Кузнецов. Христианство на Северном Кавказе до XV века. Версия о св. Максиме Исповеднике.
  49. Guill. de Rubruc 10,5 (изд. Wyngaert 1929:191)
  50. Guill. de Rubruc 11,1—3 (изд. Wyngaert 1929:191—192)
  51. Камболов Т. Т. Аланские фразы в «Теогонии» Иоанна Цеца
  52. Абаев В. И. О венгерских ясах // Осетинская филология. № 1. Орджоникидзе, 1977. С. 3-4.
  53. Nemeth J. Eine Wörterliste der Jassen, der ungarländischen Alanen //Abhandlungen der Deutschen Akademie der Wissenschaften zu Berlin. Klasse für Sprachen, Literatur und Kunst. Jahrg. 1958. № 4. Berlin, 1959.
  54. Немет Ю. Список слов на языке ясов, венгерских аланов. Пер. с нем. и примечания В. И. Абаева. Орджоникидзе, 1960. С. 4.
  55. Цитата с http://www.xpomo.com/rusograd/sedov1/sedov4.html
  56. Абаев В. И. О происхождении фонемы g (h) в славянском языке // Проблемы индоевропейского языкознания. М., 1964. С. 115—121.
  57. Абаев В. И. Превербы и перфективность: Об одной скифо-славянской изоглоссе // Проблемы индоевропейского языкознания. М., 1964. С. 90-99.
  58. В. А. Шнирельман. Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке. М., 2006. — 696 с.

Литература

Ссылки